На заглавную
СВИДЕТЕЛЬСТВО
О РЕГИСТРАЦИИ
В FCI-РКФ - № 380/98
МОСКВА, РОССИЯ
"...своим обращением со щенками, доверием к ним вызови их любовь и доверие к себе, этим ты заложишь фундамент полезной, нужной тебе немецкой овчарки". Макс фон Штефаниц
 

ДУША ДРЕССИРОВЩИКА

Р. Домманже.

("Дрессировка Фрама: Письма к дядюшке Клодомиру")

 

Говоря о лице, несущем обязанности, отвечающие его вкусам и способностям, англичане употребляют очень удачное выражение, – они говорят: "Человек этого дела". Не будет преувеличением утверждать, что во всех отраслях деятельности особенного успеха достигают такие "люди дела".

Прежде чем коснуться самой дрессировки, интересно задаться вопросом, каким должен быть "человек дела" в дрессировке.Разумеется, безразлично, профессионал ли он будет или просто любитель.

Говоря о чисто физических качествах дрессировщика, нельзя сказать ничего особенного: если иметь здоровые ноги и хорошее зрение полезно, все же это не является необходимым; существуют тысячи примеров, когда люди, физически мало одаренные, достигали самых лучших результатов в дрессировке порученных им животных.

Что касается нравственных качеств, то было бы хорошо, если бы они имели во всяком деле такое значение, какое имеют в занимающем нас вопросе.

Мы их разделим на качества, необходимые всякому человеку для успешного выполнения какой-нибудь работы, и качества "специальные", обязательные для того, кому приходится управлять волею и поступками живых существ.

К первым относятся: духовная уравновешенность, энергичность, настойчивость, здравый смысл и самолюбие.

Среди вторых особенно важны: точность, терпеливость, сметливость, последовательность, находчивость, и – о чем не стоило бы и говорить – любовь к воспитанию и воспитываемым животным. Пожалуй, можно было бы прибавить "уменье повелевать", но оно создается из точности и находчивости.

Вопрос об уме является очень сложным, и, не желая вдаваться в область психологии, мы скажем только, что у большинства живых существ одни стороны ума развиты в ущерб другим.

Идеальным дрессировщиком будет не тот, кто после специальной подготовки мог бы иметь успех, как литератор или химик, а тот, у кого одни мозговые центры не развиты в ущерб другим; тот, кто обладает, в возможно большей степени, духовной уравновешенностью, самое название которой хорошо определяет ее сущность.

Всякая цель легче достигается при непрерывности усилий, и тот, кто может проявлять такие усилия, обладает в достаточной степени энергией и настойчивостью.

Ленивые и быстро падающие духом ни на что не способны. Пустою химерою была бы надежда, что ласками и ободрениями можно было бы добиться надежных достижений от людей слабовольных. Скорее можно превратить сахар в алмаз, чем изменить форму мозга или плотность его тканей. В природных свойствах надо искать источника активности: "Я слишком белокур", – сказал с основанием Эглон Ростана.

Не будем же негодовать на несчастных, не способных ни на какое усилие – они и сами сознают свою слабость и часто жалеют, что не могут побороть ее. Пожалеем бедняков, которые утром не могут решиться быстро вскочить с постели, а в продолжение дня избегают наклоняться, ибо им кажется, что земля лежит слишком низко, но – воздержимся от желания сделать из них дрессировщиков.

На ту же ступень мы можем поставить пьяниц, не имеющих силы противостоять унизительной страсти к вину; алкоголик непрерывно губит свои способности и безостановочно движется вниз по наклонной плоскости.

Самолюбие есть неистощимый источник, который легко эксплуатировать. Желание пожать публичные лавры, в виде ли денег или в виде славы, может под держать силы; напротив, безразличное отношение к успехам не дает ничего.

Теперь посмотрим, каковы специальные душевные качества идеального дрессировщика.

На самом первом месте стоит точность. Она встречается реже, чем это можно было бы предполагать; быть может, иностранцы более точны, чем мы, но во Франции мало встречается людей, одаренных высшею степенью этого качества; в промышленности пользуются услугами "контролеров", в служебной иерархии полагаются на начальников, умеющих так выражать свои распоряжения, что всякое неудовлетворительное или ошибочное выполнение их со стороны подчиненных становится невозможным. Вообще же говоря, "почти" царит повсюду. Перед силой "почти" склоняются судьи; если какой-нибудь поставщик пропустит точный срок доставки или поставит что-либо, не вполне отвечающее заказу, заказчик хоть и протестует, но бывает почти всегда вынужден принять товар, ограничившись скидкой с суммы счета.

Могущество "почти" – несчастье с точки зрения дрессировки. Действительно, дрессировка имеет конечною целью добиться, чтобы тотчас после приказания, или в самый момент его отдачи, животное выполняло определенный акт. Все знают электрические вывески, на которых появляются те или иные слова, в зависимости от того, на какую кнопку нажать; трудно найти более подходящее сравнение, как то, что дрессированное животное должно походить на такую вывеску: исполнения приказаний должны быть моментальны, как при нажатии на кнопку, роль которой играют слова и жесты.

Животному не труднее повиноваться первому приказанию, чем слушаться второго или третьего; дрессировщик должен задаться целью добиться машинального повиновения, и он этого достигнет, если будет отдавать приказания столь точные, чтобы всякая возможность понять их двояко была исключена, и будет добиваться даже принудительными мерами, если это окажется необходимым, немедленного их исполнения; иначе говоря, в точности приказания-точность исполнения.

Когда указываешь дрессировщикам, что всякое приказание должно отдаваться всегда одним и тем же словом, в ответ обыкновенно слышишь: "Ну, конечно", – а несколько мгновений спустя, когда практика последует за теорией, тот же человек кричит: "Иди... ну, иди... ну, иди же... пойдешь ли ты, проклятая дворняга..." И, если после всех этих взываний, приказание хоть как-нибудь исполнено животным, на лице дрессировщика видишь удовлетворение.

Точность не всем дается... По наружным признакам, я думаю, ее тщетно было бы искать у людей неряшливо одетых, имеющих тяжелый оборот речи, не любящих стричься и ходящих волоча ноги...

Терпеливость – это та добродетель, благодаря которой с обновленными силами, упорно и спокойно люди добиваются своей цели. Дрессировка старается сделать почти естественными поступки животных, часто совершенно противные их инстинктам, например: не есть лакомого кусочка, найденного на земле, ложиться при виде зайца и т. д. Чтобы запечатлеть в уме животного почти бессознательное выполнение какого-нибудь поступка, необходимо сообщить ему или один сильный побудительный толчок, или целый ряд слабых, как это делают, чеканя металлическую пластинку; из двух приведенных способов второй представляет собой большую выгоду, ибо при нем меньше риска; гораздо труднее правильно нанести один сильный удар, чем наносить легкие удары, из которых каждым последующим можно воспользоваться для исправления предыдущего; никогда грубое укрощение животных не приводило к таким результатам, к каким приводила последовательно проводимая дрессировка.

Терпеливость допускает частое повторение упражнений, рождающее привычку, столь хорошо названную второю натурою. Есть упражнения, требующие сорока часов работы, чтобы животные их поняли, нетерпеливый дрессировщик остановится на тридцать восьмом часе, несколько поторопившись, и все испортит. Дрессировка – это чаша, которую надо наполнить настолько, чтобы пошло через край; надо иметь терпение приносить воду до последней капли, которая столь же необходима, как и все предыдущие, ибо если не донести одной, то последняя принесенная не будет иметь своего решающего значения. Только терпеливость порождает рутинированность – последнее слово дрессировки.

Терпеливости не встретишь ни у людей, желудки которых плохо варят, ни у тех, кто чересчур нервен. Такт, по определению Ларусса, это прозорливость, острота ума, чувство того, что прилично. Тактичный человек чувствует, насколько мягок ученик, и знает во всякий момент, что он может от него потребовать без особой борьбы со стороны последнего, а это вещь капитальной важности, ибо кто идет на борьбу, идет столько же на победу, сколько и на поражение. Тактичный человек знает силу, с которой он может наносить удары при той нравственной чеканке, о которой мы только что говорили, равным образом он отдает себе отчет в числе ударов, необходимых, чтобы достичь цели. Еще одно сравнение: тактичный человек это тот, кто чувствует, насколько он может согнуть прут, который он держит в руках, не ломая его, и может указать момент, когда необходимо сделать надрез, чтобы сблизить оба конца. Такт – добродетель, особенно редкая у людей из народа, не умеющих сдерживать своих природных инстинктов. Сила пощечин, которыми простонародье исправляет своих детей, более пропорциональна грубости родителей, чем тяжести проступков их детей. Такт положительно необходим, чтобы не оттолкнуть от себя учеников. У дрессировщика, не обладающего тактом, бывает столько же неудач, сколько и успешных случаев, ему никогда не справиться с натурою несколько гордой, он хочет идти слишком быстрыми шагами и возводит второй этаж здания прежде, чем затвердеет цемент первого. Важно брать дрессировщиков из среды хотя бы несколько интеллигентной, особенно если хотят работать собак высокопородных, кровность которых сделала их духовно более утонченными.

Последовательность не позволяет дрессировке походить на лестницу, каждая ступень которой требует неприятного усилия, а делает ее похожей на лестницу, постепенно и медленно переходящую в горизонтальную плоскость, при помощи которой незаметно подымаются на самый верх. Последовательный в работе дрессировщик предлагает ученикам лишь такие упражнения, к которым упражнениями предшествовавшими они подготовлены столь хорошо, что выполнение новых не представляет для них никакого затруднения и не вызывает у них желания как-нибудь слукавить. Тщетно было бы искать этого у фантазера.

Находчивость выигрывает сражения. Если представится затруднение из-за ошибки, скажем, учителя (это почти постоянная причина), или ученика, находчивость позволит найти способ, как из него выйти, среди всех способов укажет самый лучший и подскажет, как его применить в данных обстоятельствах. Находчивость – качество врожденное, но оно может очень развиться от чтения книг и специальных журналов, посещения испытаний и сношения с другими дрессировщиками.

Любовь к воспитыванию и любовь к воспитанникам – два качества, без которых человек будет работать, как собака из-под палки. То, что делается только из корысти, никогда не делается хорошо; это истина, не требующая доказательств.

Если некоторые любители не достигают сами, или видят, что их подчиненные не достигают результатов, обещаемых руководствами к дрессировке, пусть они не слишком торопятся осуждать на казнь авторов предложенных методов, пусть-ка они лучше спросят себя: "Обладаем ли мы, как я, так и мои подчиненные, душами дрессировщиков?"

 

Г. Оберлендер

("Дрессировка и натаска охотничьих собак")

Начальное воспитание собаки

Все спортивные писатели, составлявшие руководство к дрессировке, сходятся в положении, что молодая собака должна быть телесно и духовно развита, прежде чем ее подвергнут дрессировке. Если это положение правильно по отношению к односторонней собаке, то тем более наличность этих качеств необходима в отношении разнообразной подружейной собаки, дрессировка которой ставит учителю из ряда вон выходящие задачи. Поэтому большинство авторов придерживаются совершенно правильного мнения, что собака достигает зрелости - возраста, пригодного для дрессировки - средним числом по достижении 12 месяцев от роду. При наличии этого правильного взгляда в высшей степени странным является то обстоятельство, что большинство сочинений по дрессировке и натаске трактует, тот период жизни молодой собаки, который предшествует вступлению ее в пору зрелости, пригодной для дрессировки, с краткостью, достойной маловажности или незначительности данного периода.

В противоположность своим предшественникам, я полон убеждения, что первый год жизни собаки и обстоятельства, в которых он протекает, имеют не только "большое значение, но даже значительно важнее для формирования положительных качеств животного, чем все остальные периоды. Достаточно припомнить для выяснения этого вопроса, что в первый год жизни заканчивается развитие костного скелета, и собака достигает своего полного роста. Стало быть, важнейшая доля телесного развития принадлежит первому году жизни.

Одним из элементарных требований для естественного здорового развития молодого тела животного является достаточное движение на воле. Природа никогда не знает покоя, даже внутри живого организма никогда не бывает застоя; нет, там постоянно царит живое движение, форменная эволюция, пожалуй, все там движется, шумит и пульсирует. И сильнее всего двигается и пульсирует организм животного в период подрастания; его сердце производит сокращений на одну треть больше, чем сердце зрелого животного; его легкие в равной мере развивают большую деятельность.

Этих поверхностных наблюдений достаточно, чтобы прийти к убеждению, что, если недостаток движения сам по себе уже является грехом по отношению к деятельности, происходящей внутри организма, то грех является вопиющим и еще более опасным по своим последствиям, когда дело идет о молодом организме в период его роста.. Тело молодой собаки, прирожденной впоследствии выказывать быстроту и выдержку в беге, нуждается в совершенно особенной заботе о доставлении ей достаточного, сильного и правильного движения. Всякий час, когда собаке дана возможность свободно, как птице небесной, бегать по полю, есть уже выигрыш, плюс в ее будущей работоспособности.

Не одна забота о телесном развитии рекомендует брать подрастающую собаку в поле. Одинаковой важности заслуживает вопрос: одарена ли собака также задатками, которые необходимы для собаки, подготовляемой к разносторонней работе. Разносторонняя подружейная собака должна обладать понятливостью, страстью, выдержкой, быстротой, равно как и задатками к поиску по следу; прежде всего собака должна быть одарена хорошим чутьем, с помощью которого должна воспринимать не только запах дичи на возможно далеком расстоянии, но и быть в состоянии преследовать с уверенностью по холодным следам, будь они сделаны даже несколько часов тому назад.

Если чутье можно испытывать лишь в поле, т.е. над дичью, то еще более необходимо это для испытания страсти, выдержки и быстроты. Правильное безукоризненное строение может доставлять известную уверенность при суждении о телесной работоспособности, но суждение это будет не безусловным. Уверенность в работоспособности возможна только в том случае, если собаку наблюдали в течение продолжительного быстрого бега в поле и видели при этом, как функционируют вместе конечности, плечо, спина и зад. Тот, кто думает, что может судить о работоспособности стоящей или идущей на привязи собаки, рискует ошибиться, так как целый ряд пороков совершенно так же, как у лошадей, у собаки заметен лишь во время работы.

Относительно того, как практику-охотнику вернее всего определить, обладает ли его молодая собака чутьем, понятливостью, страстью, выдержкой и быстротой, а также задатками к поиску по следу, словом, обладает ли она задатками разносторонней подружейной собаки, я попытаюсь дать правила в следующих главах, которые представят не только руководство к испытанию, но главным образом, к систематическому развитию и поднятию этих элементарных свойств.

Обращение с молодой собакой и руководство ею перед дрессировкой имеет значение также и с другой точки зрения. Именно: вследствие многочисленных наблюдений я пришел к убеждению, что большинство собак портится

на неправильной дрессировкой и натаской на охоте, а еще до дрессировки и как раз наиболее неисправимыми, важными пороками, - такие собаки обязаны неправильному обращению человека с недрессированной собакой.

Одним из наиважнейших и обыкновеннейших пороков является боязнь побоев, которая может выродиться в настоящее удирание домой, непослушание зову, лишь бы только избежать ожидаемого наказания. Порок этот в большинстве случаев развивается из того, что молодая, недрессированная собака, которая не признает авторитета хозяина и не имеет никакого представления о послушании и вообще об обязанностях, наказывается за совершенный проступок. Собака преследует кур, уток и т.д., при случае одну из них придушила; она рвет ковры, сапоги; она гадит в комнатах, как это бывает со всеми молодыми собаками.

Теперь достаточно неудачной попытки поймать собаку и порочная собака налицо! Собака узнала, что ей нечего быть такой глупой - подставлять свою спину под удары хозяина. Впоследствии это стратегическое положение она будет вечно применять и, таким образом, попадет в класс неисправимых, прежде чем достигнет возраста, пригодного для дрессировки.

А как много собак окончательно портится одним этим преследованием нечистоты в комнатах! Один великий кинолог однажды рассказывал мне, каким безошибочным методом добивается он от своих молодых собак уважения к чистоте комнат: преступника хватают за ошейник, влекут его к следам преступления и здесь буквально тыкают носом в эти иногда довольно значительные следы; затем при постоянных ударах арапником преступника выгоняют за дверь.

Много собак портится также благодаря попытке приготовить их в незрелом возрасте к столь модному теперь "дерби" и показывать их в возможно более выгодном свете полной полевой дрессировки. Дрессировщик естественно стремится в первую голову подавить страсть собаки к зайцу силой, так как она мешает в этого рода охоте; обыкновенно возбужденный, в нервном настроении, в виду все ближе подходящего испытания, он налагает на собаку, которую подчинил себе, да и не может подчинить за отсутствием должной дрессировки, наказание за наказанием. Следствием этого бывает, что большинство собак, подвергнутые этой дрессировке, или боятся побоев или совсем забиты.

Дрессировщик, который не хочет сделать невозможным разрешение своей и без того тяжелой задачи, должен исходить из положения, что его власть над сырой собакой не имеет ничего общего с теми обстоятельствами, при которых он будет впоследствии распоряжаться и управлять по своему желанию дрессированной собакой. Ведь парфорсная дрессировка именно и направлена к тому, чтобы воспитать собаку в убеждении, что у ее господина имеется в распоряжении целый ряд средств принудить ее к абсолютному повиновению. Но прежде чем созреет это сознание, нужно не только, чтобы воспитанник научился знать и бояться этих средств путем опыта, но также, чтобы в нем окрепло убеждение, как бесполезна всякая попытка уклониться от исполнения воли своего хозяина. В течение комнатной дрессировки, которая, как кажется, предъявляет требования только к физическим способностям, собака в действительности переживает целый мыслительный процесс, - процесс, результатом которого должно быть безусловное признание авторитета дрессировщика. Обо всем этом неопытной собаке ничего неизвестно; она не умеет оценить ни значения, ни правильности всякого наказания. Потому для этого необходима целая система комнатной дрессировки, нужны месяцы ежедневного воздействия. Сырую собаку привязывает к ее господину не что иное как связь склонности, дружбы, как это обыкновенно и бывает между всякой систематически недрессированной собакой и ее хозяином.

Ввиду этого дрессировщик поступит правильно, придерживаясь положения, что сырую собаку вообще не следует бить. Если собака нашалит, например, начнет гонять в деревне кур, уток, гусей, то ее следует взять на поводок и, несколько раз дернув, строго сказать: "Это что такое?" В виде наказания не следует собаку спускать в этот день с поводка. Но самым первым из всех правил должно быть то, что собака должна идти на зов сама и ни при каких обстоятельствах дрессировщику не следует идти ей навстречу, хотя бы прошел даже целый час. Прежде чем собака подвергнется наказанию или только выговору, ее нужно взять на поводок, чтобы заранее отвратить всякую мысль о бегстве.

Если собака настолько не выдержана, что при каждом новом случае снова бросается на домашнюю птицу, - страсть, которая только возрастает от каждой удачной попытки - я не могу дать дрессировщику другого совета, как брать собаку на поводок каждый раз, когда ей представляется возможность, при проходе, например, деревни проделывать свои шалости. Если он вздумает ее наказывать ударами, в девяти случаях из десяти он сделает ее пугливой, но все-таки пугливость не помешает собаке преследовать и душить птицу. В остальном такие собаки бывают далеко не худшими, и я лично предпочитаю видеть, что полугодовалая собака схватит и задушит шипящего гуся, чем если она при виде его подожмет хвост и бросится удирать.

Большинство собак портится на прогулках, предпринятых хозяином с палкой в руках в сопровождении своего полузрелого воспитанника. Собака начинает вышеописанным образом шалить; она не слышит ни зова, ни свиста, хозяин начинает чрезмерно сердиться, хватает ее за шиворот и начинает угощать негодную собаку ударами палки. Обыкновенно достаточно одного такого наказания, чтобы сделать собаку недоверчивой на продолжительное время и вызвать в ней склонность к пугливости.

Многие дрессировщики ожидают, что сырая собака будет слушать зова и свиста, словом, выкажет понятливость, и в высшей степени бывают огорчены, когда собака вместо этого, точно глухая, бежит своей дорогой. Обыкновенно хозяин пытается сделать для собаки понятным путем наказания, что требуется от нее зовом или свистом. Но эта дрессировка незрелого животного совершенно бесцельна и вызывает вместо понимания приказания хозяина тупость, тугой позыв, недоверие и в заключение пугливость. Да будет раз навсегда сказано, что путем принуждения и наказания с сырой собакой ничего нельзя добиться, и что дрессировщик, дипломатически пользуясь обстоятельствами и дружелюбным обращением, может достигнуть гораздо большего, чем наказанием и криками. Многие молодые собаки выказывают хорошую понятливость и слушаются приказания; чаще всего это бывает с суками. Их нужно приласкать, похвалить за их послушание и постараться укрепить его мягким обращением. Другие собаки не выказывают никаких следов понятливости и внимают призывам подойти с гордым презрением, в особенности, если они убедились, что их зовут только затем, чтобы посадить на поводок. Вопрос, послушна ли сырая собака или нет, гораздо менее важен, чем это многие думают. Наоборот, мне лично гораздо были симпатичнее суровые, склонные к непослушанию чем те, что постоянно виляют задом и ежеминутно ползают на брюхе.

Дружеским обращением, частым без привязывания на поводок подзываньем к себе, а главным образом ежедневным обращением с нею достигается известная степень послушания, которой совершенно достаточно для целей предварительной дрессировки. Не нужно только требовать, чтобы молодая собака, подобно дрессированной, отвечала на всякий знак и свист, так как это было бы уже высокой степенью дрессировки. Перед глазами дрессировщика должна быть всегда одна цель; сырая собака должна быть проведена между подводными камнями периода до дрессировки так, чтобы вступить в сферу парфорсной дрессировки неиспорченной.

Последнее обстоятельство требует прежде всего, чтобы молодая собака не попадала на волю, на улицу без надзора, предоставленная сама себе. На поле собака должна находиться постоянно в сопровождении своего хозяина. Собаки, которые без призора бегают по улицам, в течение короткого времени окончательно портятся, и это бывает не только с молодыми, но и с более взрослыми, дрессировка которых вполне закончена. Поэтому безусловно необходимо держать собак, не только молодых, но вообще всех, которые предназначены для служения целям охоты, требующей понятливости и моральной чистоты, -держать этих собак таким образом, чтобы они не сделались бродягами, беспризорными животными.

Подрастающую подружейную собаку нужно держать вдали от подобных влияний. Ее нужно воспитывать с известной долей суровости с молодых лет. Пока она здорова, она не должна знать натопленной комнаты, но летом и зимой, днем и ночью, жить на вольном воздухе. Общение со своим хозяином, который, как впоследствии будет указано, будет брать ее с собой на волю, на охоту, - этого общения вполне довольно для собаки. Тем теснее будет привязываться молодая собака к своему хозяину, общению с которым она единственно предоставлена и появление которого каждый раз предвещает ей освобождение из заключения. Тем недоверчивее она будет встречать каждого чужого и этим стоять на высоте дальнейшего требования, которое мы предъявляем к подружейной собаке. Она не должна быть другом человечества, который встречает всякого вилянием хвоста; у нее может быть только один друг среди всех людей - это ее хозяин; всякого другого она впоследствии должна по приказу хватать за шиворот, так как этого требуют обстоятельства, в которых стоит подружейная собака. Что такого характера нельзя воспитать в детской, я думаю, не подлежит никакому сомнению.

Здесь я должен упомянуть об одном простом инструменте, оказывающем важные услуги, когда требуется привести в себя собаку, запертую в питомнике и бесконечно жалующуюся на свою судьбу. Это самая обыкновенная рогатка.

Как все наказания, которые, подобно выстрелу дробью, действуют на расстоянии, так и рогатка внушает собаке несказанное почтение. Этот род наказания имеет то громадное преимущество, что никогда не приведет собаки к пугливости, что бывает необходимым следствием при ударах. Поэтому пращу можно с успехом применять не только дома, но и на воде, именно в тех случаях, когда удастся поймать собаку в самый момент совершения шалости: тут-то ее и нужно угостить хорошим выстрелом. Этот простой инструмент имеет большое преимущество, потому что его можно носить в кармане верхней одежды и он всегда готов к выстрелу. Само собой разумеется, что выстрел из рогатки, как и все другие наказания, должен быть применяем только в случае крайней нужды, и не следует собаку осыпать выстрелами при каждой представившейся возможности. Чем реже применяется известная мера наказания, тем она действительнее. Если собака делается тугой на позыв от постоянного зова и свиста, то она с полным стоицизмом принимает всякое наказание, и тут уже дрессировщику приходится развести руками.

Мне остается сказать только несколько слов относительно питания подрастающей собаки. Питание вместе с достаточным движением, заботливым уходом за кожей и спартанским образом жизни на свободе оказывает значительное влияние на развитие подрастающего организма. Введение пищи в подрастающее тело - это поставка материала для строения последнего. Оно имеет задачей не только восстановить потребленное, благодаря обмену веществ, но и доставит материал для новообразований - для роста. Подрастающему телу приходится считаться с все увеличивающимся потреблением в своем хозяйстве, и поэтому оно нуждается для восстановления равновесия в увеличенном введении питания. Этим ясно устанавливается положение, что недостаточное питание в течение первого года жизни, и именно в течение первых шести месяцев, может вредно отозваться на организме животного, и впоследствии этого вред нельзя будет ничем изгладить.

Относительно того, какой должен быть корм, лучше всего сообразоваться с естественными условиями. Собака принадлежит к разряду хищных животных, а потому лучшей пищей ее, по крайней мере в течение первых десяти месяцев, является мясо, лучше всего свежая сырая говядина. Всякий недостаток в качестве или количестве пищи - следствие дурно примененной бережливости - горьким образом отзовется за первый год жизни на дурном развитии организма, который лучше всего сравнить с дурно выложенным фундаментом дома.

Молодая собака должна получать обильное питание из мяса, молока, хлеба и другой растительной пищи (горох, бобы, чечевица); до четвертого месяца молодая собака получает пищу три раза в день, с четвертого до восьмого - два раза, начиная с восьмого месяца ее нужно кормить раз в день, лучше всего в обеденное время. Надо строго запретить, чтобы собаке попали всякие коренья, которые всегда бывают в кухонных остатках; взамен этого можно рекомендовать прибавлять небольшое количество соли к пище.

 

 

Доктор Грандерат

("Выращивание, дрессировка и натаска.")

"...доктор Грандерат - один из лучших дрессировщиков и натасчиков охотничьих собак в ГДР, поставивший сам большое количество охотничьих собак и имеющий возможность проводить наблюдения над десятками тысяч собак - обобщил свой богатейший опыт по выращиванию, воспитанию, дрессировке и натаске охотничьих собак; сделал соответствующие выводы и дал рекомендации. Советы по дрессировке и натаске охотничьих собак выражены автором в простой доходчивой форме, понятной и для начинающих собаководов. "

 

Введение, сущность дрессировки.

Эта книга - практическое руководство по воспитанию и натаске охотничьей собаки. Автор преднамеренно не касается теории.

Причина того, что подавляющее большинство собак не поставлено как следует, заключается в равнодушии их хозяев. Охотник, покупающий собаку, не видит необходимости до покупки приобрести хорошее руководство по дрессировке и натаске собаки, а если и достает такую книгу, то недостаточно глубоко изучает её. А самое главное, собаку надо уметь правильно понимать, любить, самому учиться "мыслить по-собачьи", только при этих условиях можно добиться от собаки желаемого результата. А большинство собаководов, многие тысячи их, из-за своей косности и неумения, довольствуются невоспитанными собаками, бросающимися на всех и ведущими за собой на сворке хозяев на прогулку. Таким собаководам очень трудно исправиться и полностью изменить свои взгляды, очеловечивающие собаку. Например, его собака "только что не говорит", "она понимает каждое слово", "она упряма, делает зло", "она прекрасно знает, в чем провинилась" и т.д.

Чтобы стать настоящим дрессировщиком собаки, необходимо отказаться от подобных взглядов, понять собаку правильно, т.е. научиться самому воспринимать все явления жизни так, как понимает собака, научиться обосновывать все ее действия с ее, собачьей, а не своей человеческой точки зрения. Необходимо четко усвоить, что собака не может мыслить (как человек), что у нее нет чувства виновности или правоты (как у человека), что она не понимает смысла слов "приказывать", "слушаться", "награда", "наказание". Но мы будем в дальнейшем условно употреблять эту терминологию, т.к. для выражения наших мыслей не имеем другой и, упразднив ее, запутаем читателя.

У собаки многие органы чувств и способности развиты значительно сильнее человеческих, например, чутье (иногда оно граничит с невероятным), слух, ориентировка на местности. Задача дресировщика - умело и правильно использовать эти способности.

Действия собаки никогда не вызываются желанием сделать что-нибудь приятное или полезное, это надо твердо усвоить.

Если собака прекращает какое-нибудь нежелательное для нас действие, которое она с удовольствием продолжала бы, то это только потому, что вследствие вашего вмешательства собака приобрела, при повторении этого действия, достаточно неприятный для нее опыт.

В природе мы можем наблюдать, что звери пренебрегают болью и неприятностями для того, чтобы избежать значительно больших неприятностей и боли. Почему лиса, попавшая в капкан, сама отгрызает себе лапу? Чтобы избежать голодной смерти и не попасть в руки самого страшного врага - человека.

Почему кобель подкапывается под заборы, срывая при этом когти и раня до крови лапы? Чтобы пробраться к пустующей суке, его на это толкает инстинкт, но путем его "собачьего мышления". Эти свойства можно использовать при дрессировке.

Если мы желаем довиться от нашей собаки какого-либо действия, то надо ее поставить в такие неприятные для нее условия, чтобы желаемое действие было бы для собаки выходом из этих условий.

Например мы не хотим, чтобы собака выбегала во двор через парадный вход. Когда она подойдет туда, надо бросить в нее горсть дроби, или ударить плеткой, или устроить холодный душ, - в общем доставить какую-нибудь неприятность. Одновременно надо оставить открытой ту дверь, через которую собака должна выходить; при выходе собаки из этой двери надо ее похвалить и дать кусочек лакомства.

Конечно, собака после этого долго не будет ходить через парадный вход.

Во взаимоотношениях между людми, человеку проще и легче добиться расположения другого человека в случае, если тот окружен недоброжелателями и единственным, настроенным к нему доброжелательно, является тот, кто ищет его расположения.

По аналогии, если желательно, чтобы Дружок любил только своего хозяина и больше ни к кому не ласкался, надо, чтобы все посторонние, приходящие в дом, доставляли бы Дружку неприятности: щелкали бы его по носу, наступали на лапы и т.д., тогда Дружок пойдет только к хозяину - ведь хозяин никогда не доставляет неприятностей и он - лакомство. Собаке никогда не понять, что как раз хозяин-то и заставил своих знакомых обижать его. Вследствие такого безграничного доверия собаки легко поддаются дрессировке в самых различных областях с самыми разнообразными требованиями. Именно благодаря таким свойствам собака может стать чудесным, незаменимым товарищем в любом положении.

Когда собаковод научится правильно понимать свою собаку, то ему уже не потребуется каждый раз обращаться к руководству, чтобы добиться от собаки выполнения того или другого требования; собаковод уже сам будет знать, какой способ дрессировки надо применить в каждом отдельном случае.

Если собаку дрессировать и натаскивать по руководству бездушно, без анализа и творческого подхода, только придерживаясь буквы, то хорошего результата не будет. Характеры и способности у собак так разносторонни и многогранны, что для дрессировки каждой собаки требуется индивидуальный подход и правильный выбор метода дрессировки в зависимости от особенностей собаки; нельзя дать раз и навсегда одного рецепта, действительного для всех.

Собака произошла от волка и унаследовала от него свойство охотно подчиняться сильнейшему, ведущему. Это свойство лежит в основе дрессировки. Подавляющее большинство собак охотно подчиняется ведущему - человеку. Однако все-таки существует небольшой процент таких собак, которые сами требуют подчинения себе. Как волки, желающие стать вожаками дерутся между собой, иногда со смертельным исходом, так, в некоторых случаях, происходит "борьба за власть" между собакой и человеком, тем более результативная для человека, чем ранее он возьмется за воспитание собаки. Надо добиться хорошей дисциплины, но так, чтобы собака не боялась своего хозяина, не превратилась бы запуганное создание без всяких личных желаний. Она должна оставться жизнерадостной, подвижной, любить своего хозяина, а не бояться его, находить самое большое удовольствие в охоте, в тесном контакте с хозяином; должна работать четко и темпераментно. При нежелательном действии собаки дрессировщик должен уметь в нужный момент дать собаке почувствовать боль или доставить ей какую-нибудь другую неприятность и обрадовать собаку в момент ее правильного действия.

С давних времен собаководы знают, что невозможно отучить их питомца гоняться с лаем за велосипедами и автомобилями, если после их возвращения бить их, кричать и ругать. Многие считают, что тут уж ничем не поможешь.

Однако, стоит хоть раз попасть собаке под колесо так, чтоб это причинило ей боль, и собака никогда не будет больше гоняться. "Какая глупая собака", подумает хозяин, я ее в течение месяца драл как сидорову козу, морил голодом, запирал в чулане, а она все гонялась. А как ей один раз прижало лапу колесом - и совсем не так больно - она перестала.

Действительно, в человеческом понимании собака глупа, так как лишена способности логически мыслить и делать выводы. Она не понимает связи между гоном за машиной и побоями хозяина, а воздействие в тот же момент - колесо делает больно - это она понимает, т.е. по-своему, по-собачьи она умна, она уже больше никогда не бросится к такому колесу.

При дрессировке собаки, когда требуется как-то изменить ее действия, первая задача дрессировщика - правильно понять, что при этом "думает" собака, т.е. как она по-своему, по-собачьи воспринимает данную ситуацию. Для этого необходимо совершенно отойти на время решения этой задачи от своего, человечьего мнения по поводу данной ситуации и перейти на "точку зрения" собаки.

Только таким способом можно найти правильный метод воздействия на собаку в каждом отдельном случае. Начинающим дрессировщикам надо особенно твердо помнить, что бранить и делать выговор собаке можно только в том случае, когда имеется полная уверенность, что собака понимает, за что ей выговаривают, и это можно делать только непосредственно в момент проступка собаки - иначе этот выговор принесет только вред. Очень сильно надо остерегаться неправильных выводов из поведения собаки. Например, собака убежала из дома и гуляла в течение многих часов. Из того, что она явится домой поджав хвост, крадучись, с опущенной головой, нельзя делать вывод, что она знает, в чем провинилась. Просто она знает по опыту, что хозяин будет ее бить, а что он бьет ее за ее гулянье - она понятия не имеет. Ведь она собака, ее тянет на приволье, ей хочется побегать, все обнюхать, побыть в приятном обществе других собак. Это для нее вполне естественно, и, в ее понятии, ничем не ущемляет прав ее хозяина. А наказание запоздало - ведь хозяин бьет ее, когда она уже вернулась домой, значит собака может понять только так: бьют за возвращение домой, куда ее все-таки тянет привязанность к хозяину (несмотря на битье), а также привычка и голод.

Надо уметь выбирать правильно способ дрессировки для каждой собаки. Как пример , возьмем способ приучения собаки к тому, чтобы она в определенное место, скажем дом, по команде относила какой-нибудь предмет - газету или письмо, этому можно научить собаку, которая уже прекрасно апортирует и носит в морде данный предмет, не бросая его без команды.

Первый способ: собаке надо дать в рот какой-нибудь предмет и громко, резко и властно крикнуть "Неси!", а помощник, которого собака знает и любит, должен стоять на расстоянии 100 м и ласково звать ее.

Резкий оклик нужен для того, чтобы оттолкнуть от себя собаку. Собака побежит к помощнику, он возьмет предмет из морды, даст ей кусок мяса и похвалит, немного подержит собаку на сворке, потом снова вложит ей в рот предмет и крикнет "Неси!". Теперь ее будет звать уже хозяин. Когда собака четко усвоит прием, надо будет постепенно увеличивать расстояние между хозяином и помощником, довести его до километра, двух, трех, в конце концов до сторожки в лесу или нужного дома в деревне. Тон команды надо смягчить, т.е. уже не кричать, а говорить обычным голосом.

Второй способ: встречаются собаки с мягким характером, очень робкие, нервные, реагирующие на все болезненно. Для них необходимо ввести в описанном методе следующее изменение. С самого начала обучения команду "Неси!" надо давать ласково и первые несколько раз самим бежать к помощнику рядом с собакой. Помощник должен наградить собаку мясом, взять ее на сворку, и, когда хозяин вернется на свое место, отпустить ее с апортируемым предметом по команде "Неси!" к хозяину. Конечно, этот способ менеее убедителен для собаки, чем первый, однако, если робкой собаке крикнуть резким голосом "Неси!", то она выронит из морды апортируемый предмет, подожмет хвост, бросится к ногам хозяина и станет извиняться. Помощником должен быть человек, которого эта собака хорошо знает и любит, и на зов которого она охотно откликается, а то, что хозяин бежит с ней рядом, еще увеличивает доверие и радость собаки.

После нескольких таких упражнений хозяину будет достаточно сделать всего несколько шагов по направлению к помощнику, а собака уже добежит до него, отдаст апортируемый предмет и с радостью возьмет мясо.

Третий способ: иногда встречаются собаки, настолько привязанные к своему хозяину, что они ни на чей другой зов ни за что не подойдут. Такую собаку надо привязать, дать ей апортируемый предмет в морду, оставить с ней помощника, а хозяину отойти метров на 200-300. По команде помощника "Неси!" и одновременному зову хозяина собака с радостью принесёт апортируемый предмет, отдаст его хозяину и получит мясо. Растояние надо постепенно увеличить, довести до километра, двух, трех, до определенного дома. Помощник не должен отпускать собаку с командой "Неси!" раньше, чем, например, через 2 часа после ухода хозяина, так, чтобы хозяин за это время смог дойти до нужного места (дома). Когда собака принесет туда апортируемый предмет, то радость встречи будет велика - и место знакомое, и хозяин, и еда, и набегалась вдоволь. Когда собака будет четко выполнять эти требования, хозяину следует отвести собаку на 200-300 м от дома, а дома оставить помощника и скомандовать собаке "Неси!" Помощник должен ласково позвать ее из дома, одновременно загреметь миской из которой ее кормят, и - так воспринимают явления собаки - перед ее умственным собачьим взором живо предстанет недавний приятный опыт - она вбегает в знакомый дом, радостная встреча с хозяином, он ей дает миску с вкусной едой - настолько живо предстанет все это, что она не сможет даже дать себе отчет в том, что ведь отсылает-то ее от себя хозяин, а не помощник, и радостно побежит с апортируемым предметом во рту в дом. Останется только увеличить расстояние от дома, и мы достигнем нашей цели.

Здесь применены 3 способа дрессировки, ведущие к одной цели. Этот пример дан для того, чтобы подчеркнуть, насколько важен для хорошего результата дрессировки подход к каждой собаке с учетом всех индивидуальных особенностей ее характера, и для того, чтобы показать, что не может быть единого метода дрессировки для всех собак. "Безотказный" метод дрессировки - один для всех собак - может навязывать только очень ограниченный человек, и результатом будет испорченная собака, так как там, где этот метод не будет подходить к данной собаке - это значит "закреплять" плеткой и криком.

Процесс самой дрессировки очень прост, труднее всего начинающему дрессировщику перестроить свое мышление так, чтобы правильно понимать собаку; несмотря на наши многочисленные предупреждения об этом, большинство собаководов все-таки считают собаку разумным мыслящим существом. При дрессировке труднее всего никогда не терять самообладания, уметь справляться со своими нервами и не терять с собакой "товарищеских отношений". Выполнение этих условий необходимо для обеспечения успеха. Хотя бывает, что даже дрессировщики с опытом, поставившие не одну собаку, подчас теряют самообладание при непослушании собаки и, в пылу гнева, беруться за плетку вместо того, чтобы спокойно обдумать поведение собаки, свои действия и найти причину непослушания в своей ошибке. Настоящим дрессировщиком может стать только тот, кто настолько сумеет перевоспитать себя, что никогда не допустит срыва, а со временм даже не будет ощущать в этом потребности, так как правильное понимание собаки войдет в его плоть и кровь.

Я постараюсь разъяснить как можно лучше, прибегая к большому числу примеров, правильное и неправильное воздействие на собаку.

Из всех пород охотничьих собак больше всего работы с легавой собакой, так как это универсально работающая собака - она ищет верхом, делает стойку по птице, работает по зверю следом, находит подранка, апортирует его или ломает до прихода хозяина, подзывает его к убитой дичи. Безотказность исполнения команд на охоте достигается тем, что нельзя пропускать ни одного случая отказа исполнить команду - это касается и хорошо поставленных собак, дрессировка которых уже окончена: следует взять собаку на длинную сворку, спровоцировать аналогичные обстоятельства и добиться выполнения команды методом принуждения.

Уже давно прошло то время, когда основу дрессировки составляло битьё и истязание собаки. Теперь совсем другие способы: избытком похвалы и ласки собаку не испортишь, а битьем испортить можно. Однако неправ будет и тот, кто решит, что безотказного исполнения команд можно добиться только лаской и лакомством; элемент принуждения необходим, только надо выбрать разумный, наиболее эффективный способ, чтобы свести при этом болевые ощущения собаки до возможного минимума, не убить жизнерадостности собаки и ее доверия к хозяину.

Я хочу, чтобы после прочтения этой книги каждый читатель, даже профан этого дела, даже новичок, впервые пожелавший разобраться в дрессировке, понял бы совершенно ясно и четко, как надо правильно дрессировать собаку, чтобы он сумел найти верный метод дрессировки, смог бы полностью освоить метод "мышления" собаки.

В заключение еще раз хочу подчеркнуть важнейшие положения дрессировки.

Для того, чтобы успешно дрессировать собаку, необходимо ее правильно понять, а не очеловечивать.

Необходим тесный контакт между человеком и собакой, хозяин должен любить свою собаку, иметь к животным природную склонность; такого человека любая собака, после весьма короткого знакомства, начнет признавать и слушаться.

Если уж хозяин, при всем своем старании, не может заставить свою собаку слушаться его (бывают такие люди, которых собаки не признают), тогда ему не остается ничего другого, как отдать ее в обучение опытному дрессировщику-натасчику, а самому точно скопировать его приемы управления собакой.

При дрессировке очень важно, чтобы дрессировщик оказывал на собаку воздействие именно в нужный момент; запоздание, даже на несколько секунд, уже не даст желаемого результата. Когда щенка приучают к команде "Нельзя!", ему надо причинить неприятность, боль, конечно, небольшую, в соответствии с его возрастом и развитием, и так, чтобы неприятность эта, в понимании щенка исходила не от хозяина.

Например, если щенок начнет грызть занавеску, надо резким тоном сказать: "Нельзя!" - и бросить в спину щенка горсть дроби; щенок взвизгнет и убежит, его надо позвать к себе и приласкать; нельзя его продолжать бранить, когда он уже бросит занавеску и подбежит - короткий эпизод дрессировки закончен, хозяин для щенка хороший, он его приласкал, а занавеска скверная - если ее грызть, вдруг становиться больно и страшно.

Не следует злоупотреблять командой "Нельзя!" и применять ее часто и по всякому пустячному случаю. Надо добиться безотказности ее выполнения и применять только в случае действительной необходимости для прекращения нежелательного действия. Давать команду "Нельзя!" следует в тот момент, когда собака только собирается броситься за кошкой или собакой, когда она только готовиться поднять ногу на ножку стола и не успевает выполнить свое намерение.

Существует большая разница между механической строгой парфорсной дрессировкой старого типа, применявшейся в былые времена, и методом дрессировки, основанном на полном понимании собаки, который я описываю. Приведу пример: при старой парфорсной дрессировке для того, чтобы заставить собаку прыгнуть через препятствие по команде дрессировщкиа "Гоп!", его помощник с первого раза занятий перетаскивал собаку на парфорсе, причиняя ей боль, через препятствие (барьер или канаву). В результате такой дрессировки цель будет достигнута - собака прыгать будет, но она потеряет жизнерадостность, прыжок уже никогда не доставит ей удовольствия, так как она вынесет слишком много боли при первоначальном обучении, а по возвращении к хозяину может на охоте отказаться от прыжка через забор при аппортировании дичи.

По моему методу надо сначала самому рядом с собакой перепрыгнуть низкий барьер и дать ей после этого лакомство. Барьер следует постепенно делать выше (канаву - шире), можно уже самому не перепрыгивать его, собака будет прыгать одна, после прыжка надо всегда давать лакомство. Когда этот прием будет отработан полностью, на собаку следует надеть парфорс и при команде "Гоп!" (которую она отлично исполнила бы и без парфорса) надо дернуть ее парфорсом, не сильно, но так, чтобы все-таки почувствовалась боль. Следует провести несколько таких занятий, так как без них безотказность исполнения в любых условиях не будет достигнута. Элемент принуждения необходим, но в такой степени, чтобы он не убил жизнерадостности собаки. Собака выдрессированная этим методом, будет на охоте с радостью брать препятствия с дичью в зубах, чтобы поскорее принести ее хозяину, которого она любит.

Команды надо давать с правильной интонацией, например: "Вперед!", "Аппорт!", "Нельзя!" - коротко и резко.

Хвалить надо мягко и растянуто. Надо следить за исполнением каждой команды и при первом же неисполнении применять принуждение - иначе выработка дисциплины невозможна.

Сразу же при приучении собаки к командам надо приучить ее и к жесту, и к свистку. Укладка собаки на расстоянии так важна, что необходимо, чтобы собака ложилась не только по словесной команде "Лечь!", но и по поднятой руке, и по вибрирующему свисту.

Все эти книги лежат тут.

 

Мы всегда рады предложить Вам большой выбор алиментных щенков, либо щенков из пометов нашего разведения. Можем рекомендовать или подобрать Вам подростков или взрослых собак по Вашему желанию.
Все наши щенки актируются, проходят клеймение, вакцинацию в возрасте 45 дней. Все щенки нашего питомника имеют красную родословную РКФ. По Вашему желанию щенки могут подращиваться до окончания возраста ревакцинации и проходить начальный курс воспитания.
Наши производители проходят кёрунг - допуск в племенное разведение, в ходе которого собаки проходят обязатель-ную проверку на дисплазию, отноше-ние к выстрелу, бойцовые качества и желание борьбы - фактор неожидан-ного нападения и лобовая атака.
   
   
далее
Мы всегда принимаем активное участие в судьбе наших щенков. Всесторонняя профессиональная помощь в выставках, воспитании, дрессировке, советы по питанию, консультации квалифициро-ванного ветеринарного
врача, курирующего наш питомник - это лишь то малое, что мы можем предложить владельцам наших потомков.
далее
Наши щенки и собаки успешно побеждают и лидируют в рингах круп-нейших монопородных выставок России, Бело-руссии, Украины...
далее
Одна из услуг, оказываемых нашим питомником владельцам собак и щенков породы немецкая овчарка, а также других пород - дрессировка.

Высококвалифицированные тренеры и фигуранты с многолетним стажем ведут занятия в группах и индивиду-ально по послушанию и защите в соот-ветствии с правилами и нормативами испытаний, соревнований, проверок поведения, кёрунга (допуск в пле-менное разведение), предъявляемыми к немецким овчаркам и собакам других служебных пород.
далее
далее
далее
2005 © web-design SvetaMurom